?

Log in

No account? Create an account

Олег Бочаров

Мой Мертвый Журнал

Олдскульная Москва
bocharoff
И все же, сегодня, в году этак 2007 (если календарь пиратского Windows XP меня не обманывает), оказывается люди не очень представляют, что такое на самом деле - старая Москва. Не древняя, "гиляровская". Просто старая, 80-х годов.
А ведь пришлось только что жене рассказывать. И ведь не верит. Что даже в 1989 году в самом центре Москвы на улице Машкова (это между Покровскими Воротами, Чистыми Прудами и кинотеатром "35 мм", тогда он звался "Новороссийск") половина улицы была застроена двухэтажными деревянными домами.
И что ломали царские древесные хижины строители, а мы бегали по развалинам, и наиболее удачливая шпана не раз находила спрятанные под половицами драгоценные клады. В милицию их не сдавали, хотя она настойчиво призывала проявить сознательность.
И что были квартиры без ванных комнат, но с 10 соседями.
И что ругательством было не только "лимита", но и "татарин". Кавказцы никого не беспокоили. Старая Москва почему-то считала, что Москву наводнят "татары" и всем нам кирдык.
И белье сушили во дворе, на веревках.
И Садовое Кольцо в час пик можно было перейти пешком даже выводку утят - машин не было, зато была полная темнота после 11 вечера.
И казалось, что Кремль несправедливо далеко - целых 20 минут пешком.
И все знали друг друга в лицо, от млада до велика. Но если ты попадал на другую сторону Чистых Прудов (туда, где сейчас "Ролан"), уже приходилось объяснять, что ты крутой, тебя нельзя трогать, а на чужой территории ты по делу и вот-вот уйдешь обратно.
И после уроков мы ловили рыбу в одиноком Чистом Пруде рядом с кафе "Джалтаранг" (в котором сейчас нечто среднее между фитнес-клубом и шпионской явкой). И даже иногда на самом деле ловили!
И тогда в пруду еще водились не только утки, но и лебеди. И был один народный любимец - лебедь-интеллектуал, которому по-пьяни хулиганы свернули шею, после чего поднялся всенародный скандал и этим дебилам всем припаяли реальные сроки. Но это было еще задолго до того, как мы туда повадились по ночам за рыбой.
И потом мы не могли понять, где снимался фильм "Покровские Ворота", потому что половина наших дворов была точь-в-точь такие же.
И мы одолжили у училки физики телескоп, поставили на крыше девятиэтажного дома возле метро "Красные Ворота", и по ночам контролировали через него весь центр Москвы, потому что девятиэтажный дом (а, может, он был и короче) по меркам центра того времени был самым бесконечно громадным небоскребом. Только высотка МПС немного мешалась. Но она была уже по ТУ сторону Садового Кольца, которая нам казалась глухой деревней. И ведь только сейчас я понимаю, что глухой деревней-то как раз были мы, внутри Садового Кольца. А за ним уже начинался настоящий город.

И не спрашивайте меня, что там сейчас. На улице Машкова. И на Чистых Прудах. Я там сегодня опять побывал - теперь я там инопланетянин.

Уголок букиниста
bocharoff
А я, оказывается, тормоз. Причем тотальный. Книге "Записки невесты программиста" Алекса Экслера скоро исполнится, наверное, 10 лет, а я только сегодня узнал, что у меня там камео:

- Ну давай я тебя хоть с кем-нибудь нормальным познакомлю, - даже как-то умоляюще сказал Сергей. - Не хочется, чтобы у тебя осталось неприятное чувство. Хочешь, с другим известным литератором познакомлю - Олегом Бочаровым?
- Я его не читала, - холодно сказала я.
- Почитаешь, - парировал Сергей. - Тебе понравится. Он очень весело пишет.
- В каком жанре? - поинтересовалась я. - Тоже фэнтези? Или просто фантастика.
- Да нет, - сказал Сергей и задумался. - Не фантастика. Он пишет... Как бы тебе сказать? Словом, почитаешь. Сейчас я тебе его приведу, - и Сергей ввинтился в толпу.
Через пару минут он действительно появился с каким-то парнем, у которого волосы были покрашены в медно-красный цвет.
- Знакомься, - гордо сказал Сергей. - Это - Олег Бочаров!
- Здорово, - произнес парень и протянул руку. - Меня зовут - Роман Габин.
Я почувствовала, что моя крыша уже не выдерживает напряга сегодняшнего дня и медленно, но верно сползает куда-то в сторону.
- Очень приятно, - пожала я руку. - Меня зовут - Изольда Кшыштопоповжецкая.
- Классное имя, - сказал медноволосый парень. - Ну, пока, - и с этими словами он исчез в толпе.
Сергей стоял рядом со мной, а на его лице догорало благоговейное выражение.
- Видала? - сказал он, с нежностью поглядывая на то место в толпе, где растворился Габин- Бочаров. - Сам Бочаров! Ты своим детям будешь рассказывать, что с ним разговаривала.
- Что-то он не такой уж и внушительный, этот твой литератор, - поджав губы, сказала я.
- Ир, - удивился он, - ты чего? Уж от тебя не ожидал такой чуши. По-твоему, если хороший писатель, так он должен быть двухметрового роста и весить двести кг?
- Нет, конечно, - согласилась я. - Но почему у него волосы красные?
- Нравится ему, вот и красные, - твердо сказал Сергей. - У творческих людей - свои причуды.
- Не спорю, - согласилась я. - Только почему он мне представился каким-то Романом Габиным?