?

Log in

No account? Create an account

Олег Бочаров

Мой Мертвый Журнал

Копипаст трудов допельгангера. Выпуск 1
bocharoff

Этим постом автор начинает трансляцию своего официального блога на сайте MAXIM в ЖЖ. И не автоматическая трансляция, а настоящая ручная работа (труд несовершеннолетних рабов при это не использовался).



В рот не попадало

Никто не знает, чем MAXIM отличается от других журналов. А я знаю, я умный. Но и ты попробуй догадаться.

 

Нет, не тем, что мы оскорбляем читателя - этим все занимаются, только исподтишка и высокомерно. Мы издеваемся честно, по-дружески, никто не в обиде. Отличие MAXIM от большинства иных, недоразвитых изданий - то, что мы катастрофически мало пишем про еду.

Открываешь любой глянец и недоглянец, и что видишь? «Что сожрать в Испании», «Лучшие рестораны Зимбабве», «Секреты нанайской кухни». Нам сообщают, что надо есть, чтобы росли волосы и выпадали ногти. С чем пить красное вино, если твоя девушка - трансвестит. И как накормить гостя-вегетарианца свининой, выдав ее за брюкву (о, отличная идея, надо будет тиснуть заметку в следующий номер). Но главный бич прессы - бесконечное несмолкаемое описание кофеен, булочных, закусочных, пельменных, суши-баров, равиоли-пабов и макраме-кафе.

В MAXIM практически единственный повод вспомнить о еде - заказ кого-либо от рекламодателей. Да, была у нас рубрика мужской кулинарии, но умерла лет пять назад не приходя в сознание на больничной койке - всеми брошенная и забытая.

За что мы так ненавидим еду? Потому что еду надо кушать, а не описывать? Возможно. Хотя про секс тоже казалось бы, писать глупо, надо им заниматься - но о нем прикольно читать даже если секс в твоей жизни отсутствует как класс.

В описании даже самой возвышенной еды присутствует какое-то то пораженчество. Если ты начинаешь хвастать тем, что вчера и в каком ресторане отведал - ты признаешь, что упустил прекрасный день. Вместо того, чтобы нажраться и подраться, сходить в консерваторию или обыграть в волейбол дворовую команду ты просидел сиднем три часа на стуле, допрашивая официанта, что сегодня вкуснее - мумийтролли в томатном боржоми или шпингалеты поджелудочные по-мезозойски.

Не то, что слоняться по ресторанам - зло, мы и сами только за, но в реальности богатая трапеза лишь повод для потребления спиртного. Возведение еды в культ - это примирение со стулом (ресторанным и послересторанным) и с растущим животиком. Это ленивая и скучная старость, которая наступает преждевременно в тот самый момент, когда степень прожарки стейка тебя волнует больше, чем охота на то, из чего этот стейк вырезали.