?

Log in

No account? Create an account

Олег Бочаров

Мой Мертвый Журнал

Апокалипсис вчера
bocharoff
Вряд ли существует другой такой жанр кино, о котором можно говорить с такой же нежностью, любовью и еле сдерживая приступы умиления, как пост-апокалиптические фильмы. Ты видишь, как горстка выживших после ядерной войны человеческих отбросов копается в груде радиоактивного мусора в поисках свежей крысятинки, и ради подобных сцен ты готов простить кинематографу все его подлости и ошибки.



Формально пост-апокалиптическое кино определяется легко и безошибочно: все умерли, а ты один, спотыкаясь о черепа, бредешь по пустоши, вспоминая былые деньки и мечтая о пицце без человечины.

Но в реальности попадаются легкие сложности идентификации. В частности, во многих такого рода фильмах апокалипсис еще не закончился, а идет полным ходом. Для примера возьми классическую зомби-линейку от Ромеро - если первые два («Ночь мертвецов» и «Рассвет мертвецов») - чистой воды зомби-апокалипсисы, то третью часть «День мертвецов» уже можно рассматривать в рамках пост-апокалиптического искусства. Дополнительное препятствие создает и показ локальных концов света - когда пострадал не весь мир, а некая огороженная территория, как в британских фильмах «28 недель спустя» и «Судный день». Надо ли и их причислять к пост-апокалиптикам? Бог его знает, но лучше не забивать этим голову, тем более что такого рода ленты встречаются не так уж и часто.
Read more...Collapse )