?

Log in

No account? Create an account

Олег Бочаров

Мой Мертвый Журнал

Рассказ №963. Читать запрещено. Защищено авторским правом.
bocharoff
sand-statues-festival-in-bourgas-bulgaria-2009-1600x1062




Гертрудий Полипович держал уютный, но небольшой сервис-центр "Ремонт аквалангов" в Южнопустынске. Кто-то, может, и удивится, сам себе задаст вопрос: к чему вдруг ремонт аквалангов в знойном засушливом городе, откуда до ближайшей воды - три дня самолетом. Но тому есть рациональное объяснение: сухой пустынный песок плотно забивался в акваланги и быстро выводил их из строя. А Гертрудий Полипович так же быстро возвращал их в строй обратно.

В Южнопустынке Гертрудия любили, и нежно звали "наш сперматозоид". Он единственный, кто не страдал тут бесплодием, и лишь благодаря ему население Южнопустынска росло не по дням, а по ночам.

Если бы ты зашел в мастерскую Гертрудия 5 марта 2014 года в 14:12, то увидел бы девяностолетнюю Глашу Авдотьевну. Моложавая старушка явилась просить о ребенке; отчетливо выделяя ударные слога, она диктовала Гертрудию свои пожелания:

- Мальчик должен быть блондинчиком, но не очень назойливым, чтоб немного русца пробивалась. И нос можно с легкой горбинкой. И на ноздри дырок не жалей!

Гертрудий все аккуратно записал на листочек, и, снимая трусы, обещал почтенной клиентке, что все будет соблюдено как то ею разумелось.

Но планам не суждено было стать реализованными планами. Раздался треск витринного стекла - это в окно кто-то постучался ребенком. Натягивая трусы обратно, Гертрудий побежал ко входу отворять дверь и встречать молодую маму Ларису с новорожденным. Лариса начала с извинений:

- Простите, что прерываю... но тут такое дело. В городе революция!

- Революция? В марте месяце? - Гертрудий Полипович столь изумился, что даже выронил из рук смазку для акваланговых шлангов.

- Я и сама не верила! Но там уже повесили мэра и спорят - повесить кого-нибудь еще, или снять мэра и повесить еще раз.

Из-под прилавка подала тресклявый голос Глаша Авдотьевна:

- Вы самый уважаемый человек в городе! Ну по крайней мере самый уважаемый чинильщик аквалангов. Вас будут слушать, я знаю. Идите, успокойте шебушной народ.

Но Гертрудий и сам осознал свою неизбежную обязанность. Положил в карман горсть конфет - задобрить детей. И стопку карточек оплаты мобильной связи - задобрить взрослых. Поправил перед зеркалом сочный сиреневый галстук, да тотчас вышел.

Через минуту вбежал обратно, содрал галстук и вышел снова.

- Кто знает, вдруг они галстуком задушат! - объяснился он перед Глашей с Ларисой.

* * *

На центральной площади все вроде было как обычно - фонтан, ратуша, вторая ратуша, третья ратуша побольше, и забор, за которым строилась самая большая четвертая ратуша. И, конечно, гордость Южнопустынска, его символ, украшающий каждый путеводитель - нефритовый эшафот с мраморными скамьями, серебряными гвоздями и позолоченными веб-камерами. Сегодня у эшафота скопилось людей больше обычного. Удивительно, но местные жители, а не только туристы-японцы, держали наготове фотокамеры.

С появлением Гертрудия галдеж тотчас притих, а вороны перестали рвать клыками глазные яблоки повешенного мэра. Тысячи глаз устремились на мастера по аквалангам. Гертрудий понял, что настала пора действовать, достал из карманов конфеты, мобильные карточки и раздал собравшимся. Напряжение тотчас спало и даже солнце как будто стало светить ярче. (Синоптики впоследствии не раз опровергали этот факт, но им никто не верил).

- Люди! - начал речь Гертрудий, - Люди, а также их дети и родители! Наш Мэр, которого с сегодняшнего дня я призываю называть Наш Покойный Мэр, никогда не принадлежал к той породе людей, которые любят болтаться на виселице. Он и сам мне не раз говорил - я хочу умереть тихо дома в постели, в окружении родных и близких, которые всаживают мне в горло нож, пока я сплю!

- Точно! Дело говоришь! Валяй дальше! - одобрительно загудела толпа.

- Так вот, наш мэр не был идеальным человеком. Он был живым, со всеми своими недостатками и человеческими слабостями. Помните, как он сдал в аренду первый этаж детского сада крокодильему питомнику? И это закончилось трагедией - восемь детей умерло, подавившись сырыми крокодилами! А помните, как он распорядился казнить гея, а в нашем-то городе их отродясь не водилось! Пришлось нарядить в женское платье слесаря Понюшко. Но Понюшко неожиданно так понравился палачу, что тот сбежал вместе с ним под венец прямо с эшафота.

- Да, скандал был ого-го! - подтвердил из первого ряда главный редактор газеты "Сивая Кобыла", - Даже голландцы приехали на казнь гея посмотреть, билеты в первый ряд оплатили. А казнь - того, тю-тю!

Гертрудий Полипович тем временем продолжал:

- Наш покойный мэр ошибался так часто, что и мэром-то стал по ошибке. Он хотел попасть в телевизор, и отправил заявку на шоу "Теледебилы". Но перепутал, и попал в передачу "Теледебаты". Там его сразу и избрали, как единственного кандидата.

Толпа слышала эту историю явно в первый раз, потому Гертрудий сделал паузу, чтобы все успели отправить посты в "Твиттер".

- Я понимаю ваше отношение к мэру. Но при слове "революция" моя рука тянется к пульту телевизора, и я переключаюсь с новостей на что-нибудь повеселее. На что-нибудь зажигательное, умное, стабильное, например, шоу "Теледебилы - 2", - Гертрудий вовремя вспомнил, что у него контракт с этой передачей, и повторно ввернул бренд в речь.

- К чему склоняет вас эта, с позволения сказать, революция? Ну убили вы мэра. Потом сожжете его дом. Продадите его детей в сиротский интернат. Сошлете его котов в Сибирь. Да, это правильные решения, и я их одобряю. Но бывают решения еще более правильные! Как вам "эволюция"? Лично моя рука при слове эволюция никогда не тянулась к пульту телевизора.

Гертрудий не очень-то и врал. Просто он еще ни разу не наблюдал телепередачи, где звучало бы умное слово "эволюция".

- Посему у меня есть предложение. Мы все здесь сообща издаем указ об отмене революции. Назначаем новым мэром... ну вот того японца в зеленых штанах, да-да-, держите его, пока он не понял. И после этого начинаем первую в истории Южнопустынска эволюцию!

- А что это значит, и чем оно отличается? - поднял руку в толпе интеллигентного вида худющий мальчик в очках и майке "Убивай всех!".

"Черт! Черт! Черт!", - думал про себя Гертрудий Полипович. Он никак не ждал, что придется отвечать на такие трудные вопросы.

- Эволюция это... эволюция это слово... такое слово... Так вот. Да. Эволюция - это новое революционное течение в деле революций! В отличие от революции, когда мы хватаем узурпатора и убиваем, мы будем делать то же самое постепенно. Итак, начиная с сегодняшнего дня мы каждый день отрезаем по кусочку от нашего нового мэра, пока он не скончается года через три. И тогда же наступят хорошие перемены, которых мы так боимся. Ура, товарищи!